Год Золушки

Это был невероятно правдивый, живой, настоящий год. Который как лезвие срезал все лишнее. Который открыл как мне казалось близких людей с совсем не лицеприятной стороны. Заставивший перепрожить боль, очень много боли, и выгребать почти на грани выживания. И все это в твердой уверенности, что я справлюсь, через силу делая ежедневные маленькие шаги, с практиками, с поддержкой других однокурсников Солиса. Если 2017 год был подготовкой и набором сил, то 2018 год стал полным разгромом собственной внутренней клетки. К этому я шла всю жизнь, интуитивно понимая, что что-то в моей семье и во мне не так. В школе прошла круги местного больничного ада как пациент, этот ужас непонимания, когда на глазах сыпется здоровье и покидают силы и все разводят руками.

Я очень благодарна своему врачу, который честно мне тогда признался, что медицина бессильна в моем случае, что он не понимает, почему болезнь протекает именно так. Что официальное лечение сделает только хуже. Посоветовал изучить психологию и не идти в медицину) Но я закончила мед, упорно искала способы помочь себе, освоила десятки методик, которые мне НЕ помогли)

К 2011 году спонтанно и ненадолго вышла в ремиссию, но потом потихоньку все стало возвращаться. Стала учиться по остеопатии, и опять то же обидное чувство, что не то. Брала академ, год искала себя, и если бы не Солис, скорее всего я бы ушла из своей любимой профессии, т.к. сил уже ни на что не оставалось.
Последнее полугодие учебы по остеопатии. Каким-то чудом в связи с чемпионатом сессию впервые в истории института переносят на конец августа, что дало возможности немного восстаносить себя перед началом практики.

По поводу выбора темы долго перебирали с ректором разные варианты, сошлись на остеопатическом лечении синдрома Дауна. Я имела определенный опыт работы с такими детьми как реабилитолог и увидела возможность влияния краниальных техник на мышечных тонус, ну и было интересно отследить возможные когнитивные изменения. Эта тема стала вызовом для меня, т.к. описанного опыта применения остеопатии к такому диагнозу еще не было.



Нужно было придумать способы объективной оценки, найти оборудование, договориться с родителями, организовать помещение и приемы. Стабилоплатформу одолжил коллега из СПб, ПО нашли у красноярских разработчиков, а кабинет на субаренду за символическую плату пришел через однокурсницу по Солису. Закупила минимально необходимое оборудование на 50 тыс и параллельно стала вести свои приемы.

Это был особый кайф работать в отдельном помещении с панорамными окнами, я была очень рада, что могу себе такое позволить!





Диплом дописывала в последнюю ночь, попросив о переносе с утра на вечернее время, чтобы все успеть и с учетом того, что мне хуже всего с 5 до 9 утра. Вместо канадского ректора, меня отправили к главному детскому неврологу Санкт-Петербурга, которая любя разнесла меня по каждой фразе, т.к. увидела в моей работе живой научный интерес. Так долго у нас еще никто не защищался! Работу признали одной из лучших на курсе, предложили напечататься в институтском юбилейном сборнике.

Т.к. защищалась в конце, времени до банкета было мало, я как золушка побежала в ближайшую парикмахерскую с просьбой помочь. За час меня привели в порядок, нарядили, накрасили, а вместо кареты до Николаевского дворца помчала на такси.

Я знала, что выпускные проходят с размахом, но чтобы так! Нас встречала красная ковровая дорожка и живая музыка, на столах были свечи и розы. Во дворце потрясающая атмосфера русского дворянства и роскоши. И это было сделано специально, чтобы мы все ощутили себя частью этой элиты. Приехали подздравить ведущие петербургские реабилитологи, было очень приятно! Потом конечно танцы до упаду, рыдания с преподавателями и друг с другом, что разьедемся по своим городам и когда теперь увидимся…


В следущие дни ожидал еще один сюрприз – предложение от ректора выступить с докладом перед канадской комиссией, глава которой проводил свой семинар. Это было шоком, огромная аудитория, большая часть преподы обеих столиц, и мой звездный час на 10 минут. Закидали вопросами, моя группа и преподы держали за меня кулаки, было здорово!
Потом опять заманивали на бывшую работу, познакомилась с производителями диагностического оборудования (вот с кем надо было договариваться!), заехала домой всего на день – проводить племянницу в школу, и вот он, долгожданный отпуск!!!

Т.к. я перестала задыхаться, то могла себе позволить путешествовать с рюкзаком со своими давно знакомыми туристами. Мы просолились на Эльтоне и Баскунчаке, а после Астрахани махнули на изначальные планы и рванули в Дагестан урвать последние теплые дни на море . Я не ожидала, что пребывание в еще недавно смертельно опасной для русских республике будет настолько комфортным! Несмотря на законы Шариата, купались ночью «без ничего», ночевали, договариваясь со смотрителями пустующих детских лагерей и турбаз, где чем только не угощали. Местные так удивлялись нашим рюкзакам, что просили фото на память, начиная от школьников и кончая пожилыми горцами. Купили книги и перечитали по жребию всего Расула Гамзатова. Но больше всего запомнился Каспийск. Мы шли маршем с рюкзаками и распевали советские боевые песни, от «Катюши» до «Ничего не свете лучше нету». Местные апплодировали, угощали, фотографировали! А потом прочли у Гамзатова про кровь рязанских десантников, месть горцев и вдвойне ощутили себя миротворцами!

Сбежала из собственного жилья на сьемную квартиру, и тут помогла однокурсница – «боевая подруга» по роддому, которая сейчас живет с семьей в другой стране. Квартира была усеяна детскими игрушками, и как будто не было всех этих страшных последних лет.

Вспомнила, о чем тогда мечтали, как отбивались от начальства и пытались хоть что-то изменить на доступном для нас в местном здравоохранении уровне. Квартира оказалась подходящей для местных клубных встреч и массажных практикумов, там же стали собираться мои туристы. Сбылась еще одна моя давняя мечта)





Укрепила связь с дальней родней, поездка в Минск перевернула мои представления о душевности и какое оно может быть, это семейное тепло!






Не успела восстановиться, как прижали сроки написания той самой статьи в юбилейный институтский сборник. Я уже готова была сдаться и просила, чтобы от меня все отстали и дали спокойно отлежаться. Но ректор проявила участие, звонила, предлагала всяческую помощь и я (доработав превосходство, ВВС, отцовские проклятья) довела до результата не статью, а целую главу по ее личной просьбе. Ради этого вызвала своих подопечных на контрольный осмотр, из 22 смогли лишь 15, но стойкость изменений была подтверждена.

Некоторые факты за 2018 год:

- Продлила 2 врачебных сертификата, получила один новый.
- Вышла на полную запись за 2 недели по своим приемам с официальным окладом, больничными и др. соц. «плюшками».
- Финансовый пол в 30 тыс., максимум – за 100 тыс в мес.
- Пролечены сотни пациентов, в т.ч. с тяжелой неврологией. У нескольких детей с задержками в развитии сняли диагноз. Ко мне официально направляют из детской неврологии (забавно, что с ее начмедом в интернатуре вышел конфликт и я ей открытым текстом высказала, что не разделяю ее представлений о реабилитации, что ее методы морально устарели и лет через 10 я ей это докажу. Это был 2013 год ;)
- Расширяю географию приемов – предположительно с марта добавляется Москва+буду пробовать себя в качестве преподавателя.
- Проведено 4 шикарных массажных мероприятия, не считая «котятников» со скалками.
- Было 2 сплава – на майские под Рязанью, и в июле в РБ, освоила технику водного туризма.
- Провела 3 субботника, на последнем из-за похорон даже не присутствовала, мои активисты все сделали сами, и даже статью в газету написали!
- Стала находить время на хобби, вернулась к вязанию. Утеплила себя и наших владетельниц носочками и гетрами.
- Прошла полное обследование организма (дважды), разобралась с анемией. Без магии тут тоже не обошлось.

- Разрешила баловать себя. Позволила себе белье за 30 тыс и ужинаю в лучших заведениях города, когда лень готовить дома.
- Напросилась к тете на прослушивание, та самая жена музыканта и в честь которой была написала знаменитая «О любви» в исполнении ЧиЖ и К. Сказала, что есть полторы вполне рабочие октавы, которые можно распеть до 2-х и что если найдем удобное время, она согласна за меня взяться. Я любуюсь ее нежностью и красотой, и счастлива, что в моей семье есть пример настоящей любви и лада в семье.
- Т.к. я все эти годы болела, то не могла позволить себе замужество и всем отказывала. Но так как продолжала любить, то попросила через практику, чтобы у этих людей все сложилось хорошо, чтобы они встретили своих любящих жен, были успехи в делах и чудесные детки. Так вот, в этом году стало больше на 3 счастливых семьи, в которых почти одновременно родились 3 дочки)
- Вырвавшись из всего пережитого, я стала еще больше ценить себя, свою жизнь, наставников и однокурсников. Вокруг меня столько поддержки и потрясающих людей!!! А остальные ретировались, сами!!! Я заново учусь жить и управлять своим телом и сознанием, изучаю себя и пытаюсь вспомнить, какая я была до болезни. Сдохло то, что годами мучило меня и пыталось убить. А значит и моя семьи и пациенты не безнадежны!
- Этот год дал мне невероятный опыт битв и побед. Победила любовь! Т.к. невозможно без любви высвечивать тьму в пациентах, принимать до 10-12 человек в день на выездных приемах, проводить по несколько часов в день в практиках, глушить на одной силе воле семейных тварей, а также держать на своем внутреннем стержне несколько профессиональных сообществ и определять вектор развития в работе с детьми в РФ и за ее пределами.

Проделана огромная работа и я ей горжусь! У меня есть то, за что стоит бороться – за торжество человеческого достоинства в людях, за здоровье детей, за чистоту и благополучие моей семьи. Я очень люблю свою работу, люблю Землю и верю, что каждая практика как маленький шаг приближается меня к моей победе. И пока бьется мое сердце, ничто не заставит его разлюбить. А значит мой бой продолжается!